Понедельник, 12 Май 2014

Затока. 2014. Отзыв.

MH8VuCyx85kЕсли честно, то я боялась того часа, когда закончатся десять дней приморского волшебства в поле Мастера. Но никуда не денешься, сказка и в самом деле подошла к концу и плавно перешла в жизнь повседневную. А волшебство, прущее через меня, — осталось. Осталось это чувство, что я — проводник. И что мне есть, что передать людям, и есть источник, из которого я могу наполняться сама и наполнять других. Это родилось во время семинара и не ушло!! Никуда не исчезло! И теперь я готова каждый день жизни взращивать это в себе и расти вместе с ним. И так легко жить, когда поток идет через меня, наполняет и направляет.
Правда, довелось хорошенько пореветь, поорать, побеситься, побить морду морю и песку (это не метафора), узнать себя прежнюю и неизбежную со всех сторон, пройти несколько кругов собственного ада, прежде, чем пришло перерождение. Прежде чем произошла глубокая трансформация и из неведомых раньше глубин через меня заструился поток… И если это только НАЧАЛО, ТАКОЕ полноценное начало, то что же ждет там впереди..

А кроме того, жизнь среди людей, в которую я могу вложиться, в которой я могу развиваться, жизнь, в которой есть место для любого моего проявления, в которой я чувствую доверие к своему телу и к своей душе… в которой я не рублю себя на куски по старой недоброй привычке, а принимаю именно то, что идет… какой это прекрасный путь. Я вышла на этот путь, я стала на тропу своей жизни, какой суждено ей быть.

Как легко все происходило на этом семинаре, как просто и четко переливалось и переплавлялось из одного в другое… час за часом, день за днем. У жизни появилось свое русло, события происходили из моего согласия, и происходили именно так, как должно быть, никогда не иначе. Когда внутреннее чувство подсказывало мне, что нужно сделать, что сказать, перед самым ответственным поступком я по привычке останавливалась на несколько минут, и, остановившись, понимала, что другого не дано, выбора все равно нет. Или я снова поделю себя на части, и одна часть будет оплакивать смерть другой (а это уже даже не выбор и не путь), или я пойду в жизнь на свой страх и риск. И были силы и смелость идти в жизнь навстречу себе.

И я ныряла за сундуком, в который запрятала себя давным-давно, даже не помню когда, в самую морскую пучину, раз за разом погружалась, и возвращалась сильнее, целостнее, настоящее. И когда настал час, оказалось, что могучая сила руками моими и окружающих меня людей выковала из меня ключ к этому же сундуку. И все ответы и разгадки сошлись в одной глубине внутри меня. Я вспомнила себя…

Я говорила мало в эти дни. Но самые важные слова я сказала, и это было великое освобождение. Только подъехав к Киеву, я поняла, что можно было сказать еще одну фразу. Но поскольку это знание не пришло раньше, то, может быть, и не надо было…
Я много двигалась, очень много. Танцевала все свое сумасшедшее освобождение на берегу. Наверное, потому все на этом семинаре шло так легко, так смело. Я доверяла телу и доверяла чувствам, я доверилась радостно и диковато, и я светилась этим. И если в первые дни ноги постоянно сдавали и я оказывалась попой в песке, в воде, мокрая по пояс, с заклиненной ногой, то в последние дни я могла кружиться бесконечно с ровной спиной и взмывающей вверх энергией и твердой опорой на землю, я рисовала ногами загадочные волны и загогулинки на мокром песке, а волны уносили их в небытие… Я становилась светлым сияющим энергетическим шаром во время остеопатии, я растворялась в медитации, забывая место, и время, и себя. И удивительно мало ела в первую неделю. И меня бросало из озноба в полымя, и я самозабвенно бросала свое тело то в холодное Черное море, то под жаркий душ.
И в один из вечеров — встреча на берегу. Стоп ровно напротив. Взгляд глаза-в-глаза. Слова: «Русалка хотела себе ноги, чтобы идти к людям»… У меня дрожали ноги, когда я шла к людям…

И первые слова, обращенные к окружающим, в полном сознании, что Я ЭТО делаю, что мне это непривычно, и спокойно и даже уверенно, и первые шаги навстречу, и внимание, направленное вовне, и просто быть рядом, быть вниманием, и прикасаться, когда захочется, из своего целостного желания, из доверия своей природе… По-прежнему говорить мало, в странном состоянии от перестроек, от крушения концептуального мышления, в огромном стремлении поменьше обсуждать, но все-все чувствовать, слушать, пропускать через себя, в нужном месте и в нужное время, не давая определений, только живя, позволяя себе жить, наконец-то…
И если бы не вы дорогие мои другие близкие, я бы никак не узнала, что у меня есть сила, и она идет к вам и от вас, и именно так наполняет меня. Благодаря вам я начала узнавать себя. Вы так часто говорили мне то, о чем я даже мечтать не могла. А главное, об этом не нужно мечтать, это можно жить. Ущипните меня, это моя жизнь…

Іванна Константиненко