Вторник, 26 Июнь 2018

Солнцеворот и Галактика. Движение.

 

Джон: — Практика «Спираль галактики» — приход к центру, взрыв, разрушение центра, а практика «Солнцеворот» — поддержание движения. Всё чётко. Одна практика без другой будут работать несколько ограничено. Чтобы катиться дальше, нужно что-то, что катить, например, центр. Именно «Спираль галактики» создаёт этот центр, устойчивость, мощь — которая естественным образом происходит из космического положения вещей. В центре каждой галактики находится чёрная сверхмассивная дыра, которая создаёт эту устойчивость, глобальный центр. Отсюда же в кунта-терапии, если мы пользуемся принципом «не навредить» и правильно взаимодействуем с пациентом — чувствуем свой центр — мы никогда не будем нарушать центр человека, мы будем его реконструировать, возрождать. И конечно, если мы центр не чувствуем, начинаем мельтешить или заниматься всякой непонятной фигнёй, то мы ещё и нахватаемся от пациента и будет куча проблем. То есть эти две практики основные, которые надо делать, чтобы быть в адеквате при взаимодействии с неадекватом.

Профессор: — Мы же не взаимодействуем с неадекватом. Мы взаимодействуем с адекватом в человеке, из своего адеквата с его адекватом. А неадекват, он…

Джон: — Растворяется за ненадобностью. Иначе ты будешь реагировать на его бла-бла-бла своим бла-бла-бла, и у вас получится каша мала. А хорошо бы, когда мы работаем с пациентом, создать в себе центр и из этого центра создать вращение при работе с человеком. Это такой магический ход, который, собственно, представляет из себя завершающую картину твоей цельности и твоего взаимодействия с, как ты сказал, адекватом пациента и одновременно с неадекватом, потому что в этом момент перехода и заключается.

И почему этот семинар проходит именно в день равноденствия, то есть мы как раз достигли середины, где надо соблюсти равновесие и самому не выпасть из своего центра за счёт созданного вращения. И мы остаёмся пока на этой позиции девять дней.

— Праздник равноденствия?

Джон: — Просто празднуем равноденствие девять дней. В это время индусы поклоняются всем женским божествам, да? Или что там?

— Это же зарождается жизнь, просыпается природа.

Наташа: — Вселенская мать.

Джон: — Девять МА.

Профессор: — Девять дней — девять божеств.

Джон: — На самом-то деле, здесь ещё идёт взаимодействие женского и мужского, потому что всё-таки женщина — она обладает центром как пассивный элемент, и мужчина создаёт движение, вращение как элемент активный. То есть «Солнцеворот» и как раз «Спираль галактики» дают вот этот взаимный аспект взаимодействия. А вот эта пустая карта, отсюда начинается и «Солнцеворот», и «Спираль галактики».

Профессор: — И женское мужское.

Джон: — В общем, я не помню, но что-то уже было так описано. То ли нирвана описывалась как комбинация одновременно состояния движения и покоя. Или какое-то другое из адекватных состояний. Именно комбинация движения и покоя создаются этими двумя практиками, одновременно причём.

Дима: — Движения и покоя.

Профессор: — Блаженства и пустоты.

Джон: — Блаженства и пустоты. Ну, или пустоты и блаженства. Ну, это знаменательно то, что мы как раз к середине семинара подошли к этому славному месту.

Оксана: — А блаженство и пустота — что из них движение, что покой?

Профессор: — Блаженство от движения твоей внутренней природы. Наслаждаешься…

Джон: — От пустоты.

Профессор: — Да.

Джон: — А пустота…

Профессор: — Она ещё и пустота одновременно.

Джон: — Тут всё едино. Это взаимодействие, оно друг без друга не существует. Вот также как мужчина не может существовать без женщины, а женщина без мужчины.

Или, например, даже когда разговор клеится, когда идёт круг вращения, когда человек говорит из центра, и круг вертится — не просто пустой разговор, переливание из пустого в порожнее на холостом ходу, а создаётся ощущение дополнения движения. В Средней Азии как это было тогда, когда мы ещё ходили там: местные жители утром тебя сажают и только вечером ты сразу спать уходишь. Они вот так сидят, говорят, всё время чай пьют, едят что-то и разговор идёт. И вот разговор идёт по кругу, и видно, что это стабильность и разговор. То есть ты не устаёшь от этого разговора, ты сидишь и вставать не хочется, потому что постоянно поддерживают это состояние. Для них это как такая практика, на уровне культуры, на уровне их быта это существует — практика гостеприимства. Сами по себе они не сидят так за столом целыми днями. Это если гостя встречают — бросают всё и вот это начинается. Удивительно, но так и есть. И это не пустые разговоры, как говорят «разговоры-воры», как некоторые из нас начинают бэ-бэ-бэ-бэ-бэ-бэ-бэ-бэ — и упал, не добежал, короче.

Профессор: — Собачка, пока бежала, сдохла.

Джон: — Откуда такое прекрасное выражение?

Профессор: — Из жизни.

Джон: — И ещё, это сильно напоминает фильм «Рукопись, найденная в Сарагосе». Помнишь? Как раз в Средней Азии, там в аулах такое происходит, нам и не снилось — магия на поверхности лежит, хватай и ешь.


Поделиться:
Вступить в группу "Кунта-Йога":