Вторник, 18 Сентябрь 2018

Самоидентификация

Александр: — Могут быть разные расклады с этой паспортной системой. Возможно, на нашей памяти всё обрушится.

Джон: — Паспорт человеку нужен для самоидентификации. Вот ты проснулся — вчера непонятно что было — забыл кто ты. Посмотрел в паспорт — ага, смотришь, фотография — на зеркало смотришь. Удобная вещь. Ты не можешь отказаться от паспорта как для самоидентификации. Выходишь на улицу и не знаешь, кто ты. Представляешь? Это же как тебе тяжело.

Александр: — А представляешь, немножко перебрал — бабах! — проснулся, думаешь, ты в Таллине. Какого хрена в Таллине? Смотришь на паспорт: «О-дес-са».

Джон: — Можно памятку себе сделать, по всем карманам напихать…

Александр: — Обычно товарищ есть, который подскажет, кто ты такой и зачем ты им нужен.

Джон: — Как анекдот, да?

— «Вася, завтракать будешь?»

— «Точно, Вася!»

Александр: — То есть оставляешь себе массажи, да? Никуда не деться.

Джон: — Ну да, надо же народ лечить как-то.

Александр: — Ну да, тут поток прёт.

Джон: — И картины.

Александр: — И картины. Ну а дальше традиция через четыре маски и так далее, понятно уже.

Джон: — Четыре маски, удобно.

Александр: — Удобно.

Джон: — Ну слушай, кардинал Ришелье, он был в тени, не сильно высовывался. Не так это ему было интересно.

Александр: — Как бы личность свою из этих процессов убираешь, и всё сразу становится…

Джон: — Мир теней, на самом деле, имеет какую-то свою привлекательную сторону, потому что он загадочный, интересный, непонятно магический и приятно непонятный.

Александр: — Да, и не напрягающий.

Джон: — Это мир теней, там не надо напрягаться, всё на расслабоне происходит.

Александр: — Сейчас я пока просто хочу сказать, что хочу сузить влияние эго. Эго мешает жить.

Джон: — Эго мешает хорошо жить, а так-то оно помогает.

Александр: — В индуистской философии — это же «ахамкара», гораздо более ёмкое. Ахам — «я». Одновременно и божественное отношение, «ахам». Ахамкара — то, что отделяет внутреннее от внешнего — оболочка возникла такая. Не было бы оболочки — как бы отличались от окружающего хаоса? Вот возникла эта оболочка, ахамкара. Без сильного эго, без сильной ахамкары — ничего не получится, на каком-то этапе.

Джон: — Ничего не получится.

Александр: — Ничего не получится. Но с какого-то момента мешает жить.

Джон: — Нет, оно мешает жить всё время, просто в какой-то момент ты понимаешь, что оно мешает жить.

Александр: — Когда оно выполняет внешние функции, всё нормально — это его задачи. Когда оно внутри, в сердцевине — начинается «жопа». Оно не может быть сердцевиной, оно только оболочка. Что сердцевина? Когда убираешь оттуда эго — пустота там, понятно, само собой.

Джон: — Пустота… Ты не можешь, нет характеристик пустоты.

Александр: — Да, характеристик нет.

Джон: — И надо что-то поместить.

Александр: — Всё равно, если говорим о чём-то, то какие-то характеристики надо прописывать. Но, конечно, понятно, если есть традиция.

Джон: — Я могу сказать, какие характеристики, без всякой традиции.

Александр: — Хорошо, если есть традиция.

Джон: — Зачем?

Александр: — М?

Джон: — Нет, не надо традиции. Зачем нужна традиция? Традиция нужна для эго, а для «не эго» не нужна традиция. Есть мир теней, а в мире теней не может быть эго.

[телефонный звонок]

 

Джон: — Тебе начали звонить, хотят твоё эго выцепить, твоё социальное.

Александр: — Да.

Джон: — Видят, что человек хочет сейчас в мир теней уйти.

Александр: — )))

Джон: — Мир эго хочет тебя.

Александр: — Он хочет меня.

Джон: — Ты уйди в мир теней.

Александр: — Денег нет. Не забывай, деньги добываются здесь, на свету.

Джон: — Нет, Саша, это не серьёзно, не серьёзно. Из мира теней проще управлять денежными потоками.

Александр: — Знаешь, как говорят, у Будды спрашивают: — «Ты бросил жену, маленького ребёнка, свалил куда-то, просветлел, пробудился. А ты мог это сделать всё это у себя во дворце?». Он говорит: — «Мог, но я не знал об этом». Здесь тоже самое. Наверняка оттуда всё проще рулится, из мира теней, или отсюда, или оттуда, да.

Джон: — Правильно. Поэтому есть четыре маски, которые занимаются всем этим взаимодействием, а я занимаюсь четырьмя масками. Я могу не уходить из мира теней. Мне что-то этот мир «не теней» уже… Я остаюсь здесь, в мире теней. Есть четыре маски, четыре центра или как там, как ещё называют? Четыре стороны света? Не важно.

Александр: — Ну да. Или как у Брахмы, его жена: — «Как можно посмотреть на тебя в профиль?». Облетает, у него — раз! — возникло ещё одно лицо. Облетает — возникло ещё одно лицо, возникло ещё одно лицо.  «Ах ты ж!» — подлетела сверху — возникло ещё одно лицо. И это и есть икононические изображения Брахмы.

Джон: — Вот это оно и есть. Он так и ходит.

Александр: — По поводу четырёх масок — да, четыре маски.

Джон: — Не надо зарабатывать деньги, для этого есть маски.

Александр: — Да, я понял, о чём ты говоришь.

Джон: — Ты остаёшься в мире теней, а социальная активность, внешняя активность уже прорабатывается…

Александр: — Масками.

Джон: — Масками, конечно. Но маски должны быть, безусловно, сильно одарёнными и вполне способными это делать.

Александр: — Понятное дело.

Джон: — Должны быть серьёзные активные личности с великолепно развитым эго и с такой антенной на черепушке, чтобы оттуда ловить поступающие сигналы. И тогда всем будет хорошо.

Александр: — Ну да, оно конечно, хорошо как метафора, но и есть, над чем подумать. Не всё сразу, можно по одной маске.

Джон: — По одной и есть. Поэтому я за год даю четыре маски по одной масочке. Цикл должен пройти годичный. Это же, получается, зимнее солнцестояние, весеннее равноденствие, летнее солнцестояние, осеннее равноденствие — четыре масочки на каждое из этих состояний.

Александр: — Есть над чем подумать, Джони, спасибо.

Джон: — Ну это же не просто так я их с потолка. Это всё с космосом сорганизуем. Ты не можешь маску давать просто — пришёл там в середине июля, даёшь маску на день Ивана Купала. Смешно просто, что там за маска будет.

Александр: — )))

Джон: — Если мы говорим о серьёзной маске, о том, чтобы по классике пойти, здесь мы должны соответствовать астрологическим срокам, потому что это же всё очень физиологично, все маски очень физиологичны. Каждая маска — все четыре лика Иисуса — они имеют чётко своё время года. Каждая маска в своё время года.

Александр: — Да, безусловно.

Джон: — Не просто так, мы придумали и что-то делаем.

Александр: — Это не то, что взял её. Она в это время и вырастает.

Джон: — Урожай собирается в своё время.


Поделиться:
Вступить в группу "Кунта-Йога":