Вторник, 16 Сентябрь 2014

Наталья Соболевская. Сны.

Уделяю много внимания снам.
Какое-то время назад во сне после череды приключений в виде хлипкого мчсника на красном велосипеде во время шокирующей (Путин на пике популярности отказался от трона в пользу Януковича) предвыборной компании, ведущей страну к беде — оказалась кем-то вроде малолетней внебрачной дочери давно почившего волшебника-портного, чью лавку выкупит Саруман. А т.к. я читала «Властелин Колец», то знала, что к добру это не приведет, и, блуждая по подземным лабиринтам (привет, Юнг!) искала способы воспрепятствовать сделке.
Накануне я, зная свои пристрастия, сделала себе установку осознаться во сне при виде транспорта, но как транспорт красный велосипед опознан не был.

Это все обычная сонная чушь, но на ее излете через одного из ботов мне задали вопрос.
Он выходил за канву сна, и из-за фильтров восприятия прозвучал для меня неразборчиво. Но я начала смещаться сознанием, и переспросила.
Некто, только надевший облик персонажа из сна, повторил напряженно-молодым и неопытным голосом:
— Мир узорчатый?
Хотя даже во сне я понимала, что вопрос звучит косно, но через череду ассоциаций он для меня имел смысл.
— Да, — ответила я, — узорчатый. Принцы Амбера являются вроде как его столпами. Однако мир не линеен в том смысле, в котором ты можешь о нем подумать. Наша вселенная скорее как крошечная частичка в одном из столбов замка Амбера, и чтобы встретиться с кем-то из Принцев лично, что нам, что им, надо проделать очень непростой и долгий путь.

Тем самым я намекала вопрошающему на фрактальность и голографичность мироздания как мандалы божества, а заодно на отсутствие в реальной реальности пространства и времени, являющихся лишь переменами состояний сознания, и что соответственно ни боги, ни люди на самом деле никуда направиться не могут, так как находятся в одном месте, а расстояние между ними не имеет никакого отношения к километрам и даже измерениям.

Сон окончательно потерял свою структуру и распался. По утру мне было интересно сначала, кто же меня спросил, а потом картинка развернулась на 180 градусов, и стало интересно, а кто же ответил.

Под призмой личности моего протагониста с его образом мышления был ответчик, и он не был мною-Соболевской с ее призмой личности. Это скорее была более общая, хотя и не слишком далекая от меня, моя надличность, для которой и Соболевская — один из фильмов, что она крутит и смотрит в своем непростом путешествии в дворец божеств.

++++

Тут можно сделать крутой реверанс в сторону Кастанеды и левостороннего осознания, но я не читала Кастанеду) Просто иногда во сне, чаще в середине ночи, я осознаю себя совсем иной, вот той самой, которая может давать такие ответы, получающей символические наставления про устройство себя и мира; а иногда не во сне меня охватывает ощущение, что вот здесь и сейчас я на самом деле занята чем-то совсем другим, чем мне кажется. Я осознаю, что я брожу вдоль канала с ощущением смутного беспокойства, но при этом не могу от него уйти — а что на самом деле я делаю, это я не вижу.
Возможно, потом в медитации всплывет, чем там занималась другая моя сторона.

++++

Тут делается реверанс в сторону Юнга. Я читаю сейчас «Человек и его символы». Очень полезная книга. Например, я наконец поняла смысл фразы «жить подсознательно», которую я когда-то к себе применяла. Мне тут же стали под утро сниться классические юнгианские сны, словно подсознание получило инструмент говорить со мной на более понятном языке. Книга выступила ключом для дешифровки, который получили сразу обе переписывающиеся между собой стороны.
Но мне все одно не хватило бы ума дойти до того, что мне подсказал Профессор. Что Юнг писал о снах, а в реальности ведь то же самое.