Понедельник, 6 Август 2018

Маcка Мудреца или Искусителя?

Джон: — Энергию гонгу даёт тот, кто на нём играет, кто с ним взаимодействует, кто с ним созвучен.

Оксана: — Про маски так же. Маски лежали у Ирины и даже не фонили. А сейчас они расходятся и начинают свою мощь распространять.

Джон: — Ирина была хранителем масок, но не держателем. Поэтому она не оживляла маски. Помнишь, когда Андрей здесь сидел, я стал Тошу проводить, и тот сказал: «Одна маска у одного хранителя», — это было жёстко сказано. И поэтому я даю Профессору выбор. Или есть и плохой вариант событий — он может пойти против Тоши, две маски взять — это уже моя интерпретация событий. Я тоже не буду препятствовать. Ты какие маски выбрал — «Мудреца» или «Искусителя»? Тоша сказал: «Одна маска у одного хранителя». Но Профессор имеет право выбора, он поэтому и Профессор. Если Профессор берёт «Искусителя», то у него будет одна судьба, если он выбирает «Мудреца» — это будет другая судьба. У него есть время. Выбор маски — это выбор тебя в мире, мощи, силы в будущем.

Я имел доступ ко всем картинам и к маскам, и мог взять себе, но сделал так, чтобы они попали к людям, потому что кунта должна распространяться не от какого-то моего личного желания, а по своим взаимодействиям. Нам с Оксаной выпало «Одиночество». «Мудрец» к Профессору. Очень резко и неожиданно ушёл к Маше «Король». Осталась маска «Искусителя», которая была как-бы для… но уже не важно. Перед Профессором сейчас такая дилемма, какая маска к нему пойдёт «Мудрец» или «Искуситель». И это твой выбор — или туда, или сюда. Судьба будет разная абсолютно. Держатель маски — это не то, что ты будешь на неё медитировать, ты берёшь на себя функцию.

Профессор: — Понятное дело.

Джон: — Ты можешь сделать суперкопию — эта копия не будет оригиналом, хоть обвешай у себя всю стену масками. Ты сейчас выбираешь свою функцию в этом мире — или ту, или другую. Поскольку ты первый за это взялся — тебе даю право выбора, не Андрею. Андрею останется то, что останется, потому что он не поехал в Питер, но, тем не менее, он не останется без маски, потому что он достойный ученик и достойный практик, достойный продолжатель кунта-йоги. Я знаю, что выбрал бы, будь я на твоём месте, но не буду давать указки.

Здесь с маской передаётся индивидуальная сила Тоши. Но Тоша категорично мне сказал, вы же все слышали, да: «Одна маска — одному лицу». Он не сказал две маски в одном лице. У Профессора сейчас две дороги есть. И при этом он тут же Андрею даёт дорогу. Нам вообще эта ситуация какая? У нас одна масочка на двоих, и мы прекрасно рулим. Так Профессор, что ты берёшь — «Искусителя» или «Мудреца» — в итоге? Подумай.

 

Профессор: — Я подумаю.

Джон: — Думай. Мы говорим об абсолютно серьёзных вещах. Мы говорим о держателях кунты сейчас. Потому что ты как держатель кунты обладаешь абсолютно своими бонусами и абсолютно своей судьбой, и абсолютно теми фишками, позитивными и негативными, которые могут посыпаться. Но дело в том, что путь Иисуса — это Голгофа. То, от чего Тоша пытался открещиваться, но прошёл по его пути — просто один в один попал, знаешь, в яблочко, хотя не хотел. И поэтому я категорически за то, чтобы маски разделить на четыре персоны, просто для блага людей здесь живущих.

Оксана: — Что несут эти маски в мир?

Джон: — Сила любой маски, она сумасшедшая. Дай бог справиться с одной маской.

Оксана: — Я не имею в виду для держателей масок, а вообще их присутствие в мире.

Джон: — А это никому не интересно, кроме держателей маски. Эти маски интересны только тому, кто их держит.

Оксана: — То есть это только для тех, у кого они есть?

Джон: — Конечно, это их судьба. События разворачиваются из места выбора, который сейчас за Профессором, хотя не сильно то и выбор есть. Две маски у одного человека не будет ни под каким предлогом. Любая маска несёт в себе страшную силу. Ты взял маску — всё, у тебя пошло. Маша сейчас пишет: «Я всё время с вами». Маски соединяют людей. Держатели маски, держатели традиции — вы становитесь вместе, вы убиваете в себе эго.

Наташа: — Это же великое благословение.

Джон: — Великое, да, но мы же смотрим на людей, которые могут выдержать маску.

Наташа: — Конечно.

Джон: — Профессор может выдержать одну маску. Я знаю, что Андрей может выдержать другую маску. В конце концов, Андрей — серьёзный практик кунты. Он может приехать на полдня в Пуховку из другого города, посидеть со мной, что-то помочь сделать. Андрей — не случайный человек, это более чем серьёзный товарищ, более чем. Это мощнейшая персона, у которой гиперпотенциал. Он готов рвать и метать, как и Профессор, собственно говоря, но по-разному абсолютно.

За Профессором остаётся право выбрать маску — «Мудрец» или «Искуситель». Обе маски сложные и очень разные. Ну, ты выбирай себе судьбу. Но в любом случае, твоя судьба будет многотрудной и интересной.

Наташа: — А чем это отличается хранитель от держателя?

Джон: — Держатель — это ты продолжаешь традицию, ты держишь нити силы, ты держишь огромную энергию, энергию сумасшедшей силы.

Наташа: — И вы вчетвером, сообща, как-то регулируете это.

Джон: — Пока не регулируем, пока ещё маски не распределены окончательно. Маски распределятся когда закончится этот процесс с Профессором.

Оксана: — У меня такое впечатление, что маска сама регулирует.

Джон: — Естественно, маска сама регулирует куда надо.

Наташа: — Профессор, я представляю как тебе сейчас сложно.

Джон: — Ну почему ему сложно? Ему не сложно. Всё равно маска выберет своё. Он же думает, что у него есть выбор. У него нет выбора.

Юлия: — Так, тем сложнее. Он-то выбирает, а выберут его.

Джон: — Понятное дело. Он только думает, что он выбирает, а на самом деле, уже маска его выбрала.

Хорошо, давайте сейчас посмотрим такой момент. Раньше маски вообще не хотели выходить, хотя могли выйти уже давно. Маски захотели выйти, когда ситуация стала готова, чтобы было четыре держателя кунта-йоги. И ради бога, они вышли — и будут четыре держателя кунта-йоги. Были возможности и раньше с Ириной договориться, но условия созрели сейчас. Маша и Андрей всплыли абсолютно неожиданно. Но, тем не менее, маски выбрали этих людей. Значит, это так и будет.

Оксана: — Мне кажется, что с маской «Одиночество» Джон себя ко мне приплетает, потому что, на самом деле, Джон и есть все четыре маски. И как раз у нас получается две девочки и два мальчика))

Джон: — Слушай, ну дай мне поиграть ситуацией. Дай мне сделать историю. Я могу сделать все четыре маски, но мне же нужно, чтобы люди тоже поработали. А за то, что я чётыре маски — это не так; я гораздо больше, чем четыре маски.

Оксана: — Ты всё время возносишь Тошу, но ведь ты такой же мощный! Тоша принял информацию, воссоздал традицию, а ты ее сохраняешь и продолжаешь, и меняешь жизни людей.

Джон: — Мощность от глубины зависит. Но я тебе могу сказать, что по глубине я Тошу не достигаю, но я его изощрённее. Я могу интереснее воздействовать, да. Мощнее Тоши никого нет. Ты что, прикалываешься? Проявить кунта-йогу…

Наташа: — То есть получается, что вчетвером, по мягкой траве — тоже есть предположение, что не получится?

Джон: — Мы пройдём вчетвером по мягкой траве.

Наташа: — Ура!

Джон: — Нам нужно развитие потенциала. Я вижу тут потенциал, тут потенциал, тут потенциал. Это очень будет важное соединение. Плюс самый важный момент — маски у разных людей будут уничтожать эго между ними. Держателям масок нужно взаимодействовать между собой и с другими людьми.

Маска «Одиночество», которая выпала нам с Оксаной, — это пустая карта, это нижнее в кресте, это череп и кости, но это и основа, на чём все остальные маски держатся. Интересно, что в христианстве там изображается ад. Тоша взял судьбу Иисуса…

Вика: — А в чём проявляется то, что он взял судьбу Иисуса?

Джон: — Он умер, ему ещё 30-ти не было. Причём ничего плохого не сделал, просто лечил людей, делал счастье людям. Его просто убили.

Вика: — Так многих же убивают.

Джон: — Да, но это был сознательный выбор. Его убили за то, что он взял на себя судьбы людей, чтобы они были счастливы. Это путь Голгофы.

Вика: — А у него была миссия сделать счастливыми людей?

Джон: — У него была не только миссия, у него была возможность. Он делал людей счастливыми из-за того, что находился рядом с ними пять минут, их жизнь менялась, они становились счастливыми. Он как солнце одаривал всех людей счастьем.

Вика: — И любовью, да?

Джон: — Он вообще людей не любил. Сидел один, ему было хорошо с собой.

Вика: — То есть он транслировал состояние, в котором люди были счастливы?

Джон: — Зачем ему это было? Он просто был живой человек. Что ему транслировать или не транслировать?

Профессор? Чего? Решил? Не решил?

Профессор: — Пока ещё никакого понимания нет на эту тему.

Джон: — Почему? Да бери, какая есть. Что тебе? Какая разница? И то, и то будет сложно, но по-разному. «Мудрец» — глубина мудрости. «Искуситель» — глубина светоносности.

Профессор: — Вот, они у меня вдвоём очень хорошо уживаются.

Джон: — Не получится. Тоша категорически против. Ты можешь сочетать в себе что угодно, хоть все четыре маски. Потом можешь соединить их в себе. Мы тебе говорим о держателе. Что хочешь держать — эту или ту? Эту или ту?

Профессор: — Пока нет ответа.

Джон: — Понятно.

Профессор: — Как будет, я скажу. В «Искусителе» — там принцип форм, да, вроде?

Джон: — Выбери ту, которая сейчас тебе на данный момент комфортна. Потому что реальность всё равно будет другая. Тебе всё равно надо будет взять, вобрать, все четыре маски. Но это взаимодействие четырёх людей. Мы сейчас развиваемся. Ты не потянешь две маски сейчас.

Профессор: — Надо помедитировать на эту тему ещё, на одну и на вторую.

Джон: — А чего медитировать? Бери любую, вот и всё. Что париться?

Юлия: — Но как он может взять любую, если разница таки есть?

Джон: — Слушай, есть разница судьбы. И при этом, какая разница — какая судьба у человека? Судьба, она даётся один раз и всё — навеки. Маска «Короля» — верхняя, «Мудреца» и «Искусителя» — это боковые ветви. Маска «Одиночество» — внизу, на ней всё держится, крест держится. Поэтому нет никакой разницы, какую маску выберет Профессор. Судьба будет отличаться, но не категорично.

Оксана: — Может, я, конечно, ошибаюсь, но Профессор выбрал маску изначально. Он её обрёл в самый первый приход. Следующую маску мы как-то, под свою ответственность выпросили…

Джон: — Потому что «Мудрец» для него сейчас самая удобная, потому что она ему самая комфортная. Потому что «Искуситель» его будет рвать, эта маска будет его кусать и рвать.

Профессор: — Почему?

Джон: — По определению. Я не знаю, почему. Я же вижу эту ситуацию. «Искуситель» тебя будет провоцировать. С «Мудрецом» у тебя будет более стабильная ситуация, более разворачиваемая, более интересные моменты. С «Искусителем» у тебя будет более бурная, сложная и стрёмная жизнь.

Профессор: — Похоже на то. Бурная, активная, такая движуха.

Джон: — Да, но дело в том, что тебя будет болтать будь здоров. С «Мудрецом» ты будешь более стабилен.

Оксана: — Так смотри, Андрей, он, в принципе стабильный, серьёзный, ему как раз «Искуситель» подходит — он будет его расшатывать. А Профессор, он искуситель по природе своей. Зачем ему ещё маска «Искуситель»? «Мудрец» — будет его дополнять. Зачем брать то, что у тебя есть?

Джон: — «Искуситель» тебя порвёт. В тебе уже эта маска живёт.

Профессор: — Да ладно. Когда? В первый раз слышу.

Джон: — Слушай, я не хочу его уговаривать. На самом деле, мы говорим, может быть, правильно, а может быть и нет.

Оксана: — Я о том, что Профик искушает, вдохновляет людей на новые для них дела, дает «укусить яблочко». Вызывает всякие противоречивые желания, чувства.

Джон: — Я не хочу уговаривать. У тебя выбор — две маски, бери любую. Это не решишь мозгом, думать здесь бесполезно, маска выберет тебя или не выберет тебя.

Профессор: — Я стою сейчас в ощущениях. Не в раздумьях. Я не готов ответить сегодня. Надо время, плод должен созреть, мы не можем его трясти зелёный. У меня сейчас нет ответа, честно. Прямо сейчас, вот в эту секунду нет. Может, через пять минут будет, через полчаса будет, через час, может, завтра будет, я же не знаю.

Джон: — Вся ситуация здесь создана, чтобы это можно было решить априори. Потому что, в принципе, мы просто могли взять все четыре маски. Ситуация возникает из-за того, что кунте надо распределяться таким образом. Пускай Профессор помучается.

— ))))

Джон: — Не надо смеяться над этим, пожалуйста, это серьёзный момент. Это будет последний день моей жизни, когда над Профессором будут смеяться в этом плане.

Юлия: — Извините.

Джон: — Да не надо извиняться. Для вас это свои базары, а для меня это судьба кунты. Думаете, что я просто думаю: «а, как получится». У меня внутри стоят весы, которые колеблются: «Как пойдёт дальше кунта?». Это для вас «хи-хи ха-ха», «Профессор-не Профессор».

Юлия: — Ну прямо-таки для меня «хи-хи ха-ха».

Джон: — А что вы так все рассмеялись, дружно заржали?

Юлия: — Смех иногда рассеивает сомнения.

Вика: — Оксана, я тоже подумала, что маски дополняют ребят.

Джон: — Все маски дополняют друг друга, нет разделённости, все маски — одно целое. Все маски — это лик Иисуса. Их соединить — это будет Иисус. Любые две маски возьми — это будет дополнение. Человек должен выбрать путь, по которому пойдёт. И это важный момент. И пусть у него будет выбор. Дайте ему возможность повыбирать, повзвешивать, почувствовать, что он хочет. Потому что потом уже будет другая история. Человек выбирает свою судьбу. Дайте ему выбрать её спокойно.

Профессор: — Слушай, «Мудрец», он какой-то грустный, у него глаза грустные. Он красивый, прозрачный…

Джон: — Бери «Искусителя».

Профессор: — Или не грустные?

Джон: — Мне абсолютно всё равно, что ты выберешь.

Профессор: — Нет, это понятно. Я просто говорю, что у него глаза грустные или нет?

Джон: — Мне его глаза смотрят на всё очень прозрачно и равновесно, рассеивают, там нет ни грусти, ничего. «Мудрец», у него взгляд мудреца.

Профессор: — Но, а там счастье есть?

Джон: — Есть, но такого счастья как в твоём понимании, наверное, нет.

Профессор: — Глубинное счастье есть?

Джон: — В нём есть море, глубина спокойствия, красота. В нём есть красота спокойствия, красота жизни. У «Мудреца» своя феноменальная фишка. У «Искусителя» своя.

Профессор: — Какая у «Мудреца»?

Джон: — Море красоты и спокойствия у «Мудреца», понимания и рассудительности. Это Конфуций. Если мы берём «Мудреца» — это Конфуций.

Профессор: — Рассудительность — в смысле? Это не в смысле «головняк»?

Джон: — Он умеет рассуждать, умеет раскладывать. «Мудрец» — это мудрец, серьёзный человек. «Искуситель» выпустит змея, иначе он начнёт разрушать тебя.

Профессор: — Кундалини, в смысле?

Джон: — Кундалини, да. Но иначе он тебя начнёт разрушать. Кундалини — сложный процесс, очень сложный. С кундалини ты берёшь на себя очень большую карму, у тебя будут складываться те обстоятельства, которые будут пытаться тебя формировать. Это как у Ксении пять детей, и ей это всё тащить теперь.

Профессор: — Понял.

Джон: — «Мудрец» — ты можешь этой ситуацией как-то управлять, сделать им какую-то нишу. Если берёшь «Искусителя» — берёшь на себя карму всего человечества. Вообще «Искуситель», для меня, почти приравнен к «Одиночеству», потому что ты серьёзно на себе ты замыкаешь всю боль человечества.

Профессор: — А фишка какая у него?

Джон: — Или ты можешь жить спокойно с маской «Мудреца», обладая, большой энергией, массой возможностей, делая интересные вещи, но с ограничениями.

Профессор: — Какими?

Джон: — Ты не влезаешь в чужую карму, ты не задействуешь многие вещи, потому что «Мудрец», он должен выйти незапятнанным из ситуации. А «Искуситель» — забираешь карму всего окружающего и начинаешь с этим разбираться. Если готов — ради бога. На самом деле, я может быть понимаю, что ты готов, а Андрей — он прячется. Я хочу его, наоборот, вывести на «Искусителя», а тебя на «Мудреца». Ты готов в бой, а мне хочется, чтобы ты действовал здесь отстранённо. На самом деле, не хочу тебя суггестировать.

Профессор: — Да я понял, понял. Ты говоришь, фишка у этого — море спокойствия и красоты. А у того какая фишка?

Джон: — Буря превращений, но и буря ответственности, потому что за любое действие ты будешь ответственен.

Профессор: — Буря превращения?

Джон: — Буря всевозможных действий, сумасшедшая буря жить, но ты будешь ответственен за всё. Вот я говорю, это как Ксения с пятью детьми. Здесь просто говорится о твоей манифестации, как ты себя будешь проявлять в этом мире. Если ты будешь «Мудрецом» — пойдёшь своим путём, если ты будешь «Искусителем» — пойдёшь своим путём. «Искуситель» — это же внешняя манифестация, это светоносность своим проявлением в социуме. «Мудрец» — это стяжатель спокойствия, вещи будут складываться своим чередом. И то, и другое архиважно. Я бы, естественно, выбрал «Мудреца», потому что мне так нравится всё делать. А с «Искусителем» придётся, активничать, много людей вокруг, не уединишься никогда — это качество светоносности. Но с другой стороны, там свои бонусы.

Профессор: — Как Намкай Норбу?

Джон: — Как Намкай Норбу, как Тоша, который был светоносным. Тоша не хотел с людьми общаться. «Искуситель» очень опасная карта и я бы отдал её Андрею. Потому что он уже хочет туда, разобраться, он весь вовне ориентирован. То есть я бы тебе отдал «Мудреца», а Андрею светоносность. Но ты можешь выбирать. Светоносность — очень сложный путь. Я бы за него не взялся никогда, если бы была моя воля. «Мудрец» — это море спокойствия, красоты. И потом у «Мудреца» есть свои фишки — он управляет ситуацией.

Профессор: — Это, типа, тайной магии?

Джон: — Конечно.

Профессор: — Да, а светоносность — это внешний уровень.

Джон: — Нет, это активный внешний уровень. Активная форма, но тебе всё равно надо будет оставаться в качестве центра, но карма другая. В любом случае, все четыре маски — это одно целое, в итоге. Ты сейчас выбираешь себе социальную активность. А по итогу, всё равно придёшь к четырём, к пустой карте в середине.

Профессор: — В этой жизни?

Джон: — Естественно. А когда? Просто выбираешь сейчас себе путь.

Профессор: — А то, что сейчас начало в Москве происходить — это про светоносность началось?

Джон: — Это светоносность. Но ты можешь переиграть на другое и развивать события из другого места. Это же никуда не потеряется, ты пойми. Ты никуда не потеряешь, просто будешь другой.

Профессор: — Меня сильно вишенки зачаровывают у «Искусителя», а «Мудрец» сам по себе красивый прозрачный, уравновешенный.

Джон: — Выбери, с чем тебе жить — с завораживающими вишенками или с равновесием? При этом ты всё равно будешь обладать силой остальных трех масок, потому что они всё равно едины. Просто говорим о том, кто из нас будет обладать каким-то определённым…

Профессор: — Преобладающей тенденцией.

Джон: — Тенденцией. Ты всё равно не потеряешь качества других масок, потому что все маски едины. Да, ты ничего при этом не теряешь. Просто выбирай, каким путём пойдёшь.

Профессор: — Я до этого шёл по мудрости, да, ты меня же вёл всё время?

Джон: — По мудрости, да.

Профессор: — Путь потерь и успокоений, потерь и успокоений, потерь и успокоений.

Джон: — Потерь и успокоений. На самом деле, ситуация такая, что потом вы можете поменяться масками.

Профессор: — Судьба же поменяется тоже от этого.

Джон: — Поменяется сразу, судьба сразу поменяется. Потом вы можете договориться поменяться. Сейчас вообще эта вся система висит в воздухе. Вы связаны сейчас, четыре человека, то есть и я тоже, одной судьбой держателя масок. Вам придётся договариваться, вам всё равно придётся менять маски, вам всем четверым, то есть и мне тоже.

Профессор: — «Пятница — смена масок» — такие все…

Джон: — Мы всё равно становимся одним целым. И в этом фишка Тоши была. Мы не должны быть разделёнными, не должны схватиться и всё. Мы будем одно целое. Нераздельность — самое важное этих всех масок.

Профессор: — С Машей я два раза о чём-то договаривался, два раза она получала то, что она хотела, а когда я подходил, она говорила: «Ой, это твои проблемы» — такая история, такое у нас взаимодействие было.

Джон: — Поэтому сейчас придётся договариваться на другом уровне. Все будут поставлены в известность, что они держатели масок. Если кто-то не хочет быть держателем масок, то передаёт её видимо мне, а я уже что-то с ней дальше…. Поэтому мы сейчас будем ставить другие условия задачи, другие условия взаимодействия, другие условия жизни, существования всех держателей. Им придётся взаимодействовать друг с другом, придётся уничтожать своё эго со страшной силой.

Наташа: — Если маски повлияют на судьбу кунты, то и на всех присутствующих в этой традиции?

Джон: — Четыре маски это крест, это квадрат, это сила земли. То есть мы таким образом утверждаем кунту на этой планете.

Профессор: — Это смертный приговор.

Джон: — Маска — это смертный приговор. Любая, причём, маска — смертный приговор. И при этом маски выбрали четырёх людей сами.

Профессор: — В принципе, да. Я «Мудреца» сразу увидел и был долго зачарован его красотой. Первое было впечатление.

Джон: — Я думаю, что «Искуситель» — он тебя сожрёт. Пока тебе ещё рано. Потом поменяетесь, если что. Вы же будете договариваться. Вам всё равно, держатели масок — вы будете одно целое. Я до всех доведу это, сейчас маски распределятся, и я вам всем расскажу, что будет происходить. Потому что это не просто «взять хорошую копию». Держатель маски — это держатель маски. Все будут доведены, чтобы не было этой обособленности, и всякое такое прочее.

Профессор: — Четыре маски.

Джон: — Четыре маски, четыре штучки.

Джон: — Давай пока остановимся тогда, может, на «Мудреце»? Ну хочешь, «Искуситель»? На самом деле, я хочу, чтобы ты остановился на «Мудреце», потому что для тебя сейчас этот аспект более актуальный. Потом будете меняться.

Профессор: — Ну, у меня начал, по-моему, появляться уже тот второй, да, проявляться начал?

Джон: — Хорошо, я доведу до всех держателей вариант, что вы будете меняться. Меняться, договариваться и взаимодействовать, потому что это архиважный аспект. Если мы говорим о кунте как о взаимодействии, не об одном человеке, это будет мега уничтожение эго.

Профессор: — Извини пожалуйста, даже если ты не втыкаешь на неё, она у тебя просто есть и что, она будет всё равно работать? И будет влиять…

Джон: — Это магия твоего выбора. Потому что маски выбрали вас.

Профессор: — Как в фильме «Маска», да? Потом она к морде прирастает и…

Джон: — Мне выпала маска «Одиночество», но я всё равно её выбрал, потому что маска «Одиночество» держит всю конструкцию.

Профессор: — Там единение, скорее всего, не одиночество.

Джон: — Да. Пустая карта.

Профессор: — Ну как бы ты не отделяешь себя от всего. Весь мир — это и есть ты.

Джон: — Нет, это центральная конструкция.

Профессор: — Да.

Джон: — Но я не могу это бросить, «Одиночество» — это самая сложная маска, в итоге.

Профессор: — Ты вбираешь в себя все, да.

Джон: — Она собирает на себя все, потому что она держит всю конструкцию креста. Фишка в том, что эти маски не для того, чтобы что-то получить, а из-за того, что твоя функция в этом мире. Бонусы никто не знает, какие будут. Это нагрузка, это функция. Вот в чём прикол. Чем ты сейчас хочешь заниматься? Это будет твоя деятельность. Бонусы, понятное дело, будут, но о них никто не знает, какие будут. Любая маска — это буря, каждая по-своему. Потому что мудреца могут закопать в яму и что-то с ним делать, а он будет вынужден выполнять функцию мудреца.

Профессор: — Тебя на работу берут, причём ты не можешь отказаться.

Джон: — Отказаться не можешь. Выжмут из тебя всё, что только можно. Это маска. Они не проявлялись, маски не выходили раньше. Они вышли наружу сейчас. Значит, ситуация созрела, маски будут делать свою работу. Есть люди, которые могут быть держателями масок.


Поделиться:
Вступить в группу "Кунта-Йога":