Пятница, 22 Июль 2016

Как не «собирать» на себя негатив? Диалог с Джоном.

Джон: – Собирать.

Профессор: – Собирать – это как бы коллекция, да? Это такая зафиксированность.

Джон: – Собрал – статическое действие. Собрал, оно у тебя в кармане лежит и ничего не делает – значит, этого в жизни нет: жизнь по-другому устроена.

Просто абсолютная неграмотность в физике на уровне 7-го класса школы. Нет понимания происходящих процессов. Как можно говорить с вами, с людьми, которые не знают просто школьной программы физики? Ты ее не знаешь. Ты вообще не понимаешь, как происходит взаимодействие электромагнитных волн, у тебя вообще ничего в понятии нет, у тебя «вот тут взял, сюда положил», это арифметика 1-го класса, дважды два четыре, два плюс два – ещё четыре. Ну, вот как с вами разговаривать? Как?

Профессор: – Как?

Джон: – Учите школьную программу, потом будем разговаривать. Хорошо? Иначе мы разговариваем абсолютно о разном, в голове имеем разное представление. То есть, возможно, под «собирать негатив» ты имел в виду сложный процесс взаимной индукции, там одна волна, идет интерференция, туда-сюда. Возможно, ты это и понимаешь, но ты это называешь неправильным термином «собирать». Он не соответствует тому процессу, который происходит.
Учитесь, блять, «учиться и учиться»: вас же еще Ленин дрючил, Владимир Ильич, в мавзолей лег ради вас, чтобы вы учились. Нихера не хотите. Вот это Профессор – вечный студент, учится, понимаешь. У него стартовые условия плохие, потому что спортшкола вышибла из него мозги, но все равно старается.

Профессор: – Ну, толк вышел, как мама и хотела.

Джон: – Да. )))

Джон: – Такая электромагнитная индукция: идет наведенное поле и, если у тебя есть сходный в тебе момент движения, то тебя это сильно будет цеплять и может тебе сбить программу твою. Но это не значит, что ты нахватался, просто у тебя сбилась твоя программа, на которой ты живешь. И вот эта потерянность, когда Профессор чувствовал потерю смысла, это потому что включилась негативная программа.

– То есть, какие-то должны быть собственные похожие движения?

Джон: – Необязательно, необязательно. Индукция просто требует одинакового строения нервной системы – и оно уже будет работать. У каждого свои кошмары. Мне свои кошмары снятся, я знаю что так. У Оксаны свои кошмары: что Леша потерялся. А тут, сейчас в Индии, мне вообще не мое снится. Вот и все.

Профессор: – Как мобильный телефон.

Джон: – Да, мобильный телефон, да. Просто у тебя точно такое же устройство нервной системы, как у всех людей на Земле, потому это происходит. И потом ты бежишь и начинаешь себя накручивать, что «нет, это я такая», «я такой», создаешь трагедию, потом начинаешь писать стихи: «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека…», и тебя зовут уже Александр Блок, а не Профессор.

Профессор: – Саша, Саша.

Джон: – Понимаешь? И уже начинается путанка, ты уже сам себя потом докручиваешь до какой-то ерунды. А я просыпаюсь в холодном поту, понимаю, что это вообще не мой сон, что это не мое, и – мантрочку Солнцеворотик. Чик-чик – и пришел в себя. Своё останется при себе, чужое отпадёт. Не бойся ломать, своё не сломаешь.