Воскресенье, 7 Февраль 2016

Диалоги с мастером. Запуск движения

xj0_VzG5EtgМастер: – Движение – это жизнь. Запустить движение – это главное. Но тогда надо обозначить, чем определяется движение в человеке, что это такое? Как оно создаётся, какие это процессы, за счёт чего?

– Импульс?

Мастер: – Импульс, правильно. И… и что импульс? – пух! – и всё. Правильный импульс – это импульс ритмичный. У нас очень-очень много ритмов. Основные ритмы, какие знаем? Биение сердца, дыхание, диафрагмальный ритм, краниосакральный ритм, ритм перистальтики… и так далее. Очень много ритмов, вплоть до того, что и каждый сфинктер тоже имеет свой ритм, и каждый клапан. Эти ритмы в нас происходят вне зависимости от нашего сознания. Мы не можем заставить перистальтику быстрее заработать, если разве что медведя не увидим. Все эти ритмы естественные, и когда они работают правильно, то у нас нет застоя. И тогда у нас организм здоровый, сбалансированный, всё у него хорошо проистекает.

Если же какой-то ритм нарушается, то система даёт перекос и человек чувствует себя некомфортно, и у него тут же начинается проявление нарушения структуры. Перекос структуры идёт в первую очередь. А когда идёт зажим, следствием возникают застойные явления, стагнация, отравление организма. Оно, отравление организма, может быть реакцией на нарушение любого ритма: человек переходит из состояния здорового в состояние больного. Вот это вы поймите: всё основано на ритме.

Когда вы работаете, ваши руки должны быть, в первую очередь, не инструментом действия, а инструментом слушания. Потому что если вы не слушаете, вы думаете головой: «Ага, так правильно, я ему этот ритм сейчас задам». Вы не можете задать свой ритм, вы только можете услышать и поддержать его собственный ритм. И тут сенсорные способности важнее, чем ваша эта физическая активность. Допустим, вы думаете, что раз функция определяет форму, вы можете, меняя форму, определить функцию. Но вы должны сделать настолько правильное движение, чтобы не только восстановить тот ритм, который нарушен, но ещё не задеть существующие ритмы, не помешать им работать. То есть, вертикальное продолжительное давление на грудную клетку не допускается.

Кратковременное надавливание сделать можно, чтобы оно не разбивало ритм. А слишком долгое давление может нарушить сразу диафрагмальный и сердечный ритмы, сбить их корректную работу. Любое движение должно быть обосновано. Нужно чётко находиться в ритме взаимодействия, ритме танца с человеком. Нельзя быть таким вот только ведущим, или только ведомым… Нужно соблюдать взаимодействие вашего внутреннего ощущения, что и как надо делать, с тем, что человек реально просит, чтобы с ним делали. То есть, если у человека болит зуб, не надо лечить ему пятку. Одна из основных ошибок: допустим, я пришёл делать педикюр, а мне лечат геморрой. А у меня нет геморроя, я хочу сделать себе педикюр.

Вот, допустим, есть у меня ученик, хорошо работал, как я учил. Потом еще у кого-то поучился и стал работать по-другому. Я присылаю к нему людей, а они говорят: «Не помогает». То есть, он стал работать из другого места, совершенно по другому профилю. Он считает, что организм сам должен вылечиться. Пациент к нему приходит и говорит: «Я ходить не могу, спать не могу, боли сильные, избавьте меня от боли». – «Дышите», – говорит он ему в ответ.

А как ему дышать, если болит? Идея у него абсолютно правильная, что человека должен лечить его собственный ритм. Но помогите ему этот ритм раскрыть! Он же должен всё равно быть раскрыт как-то. И более того, вы не должны при этом нарушать ритмы, которые уже есть. И всё же просто: мы убираем напряжение, убираем зажим, начинается движение, застой уходит, воспаление снимается, боль проходит, и дышать человек начинает естественно.

Вот какие-то такие вещи, такое глубокое непонимание возникает именно из-за того, что нет правильного видения ситуации и взаимодействия. Все практики кунта-йоги, которые мы делаем, связанные с мантрами, с медитацией, – они все рассчитаны на то, чтобы раскрыть ваши ритмы и привести их в соответствие с ритмами, которые происходят вокруг нас. Почему так комфортно становится после практик? Потому что ваши ритмы начинают совпадать с ритмами космического, планетарного масштаба. Потому что мы не изолированные какие-то существа, и очень сильно подвержены любому взаимодействию, которое происходит вокруг. С такой проблемой мы постоянно сталкиваемся, когда мы кого-то рекомендуем, а человек уходит из школы кунты в другие школы. Приходится брать обратно слова назад, что очень неприятно, но что делать?

Мастер: – Ладно. Так, а вот кто из новичков пришли, вы пришли по разным причинам – кто-то за телесными практиками , кто наоборот, за кунта-йогой. У тебя, что больше превалирует? Или всё вместе?

– Сложно так сказать. У меня такая цепочка событий, да, с которой я вдруг сюда попала. То есть неделю назад я не думала, что я сюда попаду, и мне – раз – делают подарок, говорят: «Сходи, пожалуйста, на семинар. Полезно для семьи будет». И вот я тут.

Мастер:– Ну, это самый удобный вариант, потому что ты пришла с открытой головой. А ты как попала?

– Увидела в воскресенье вечером объявление «Семинар по кунта-йоге и кунта-терапии», и, в общем-то, поняла, что мне сюда надо. А вообще, я раньше слышала о вас, моя знакомая к вам ходила.

Мастер: – Вот. А Оля, например, имела свои представления про кунта-терапию и про кунта-йогу. Она думала, что надо сильно много в голове иметь, чтобы сюда ходить и что-то понять. На самом деле, в первую очередь, что мы здесь делаем, это наоборот, очищаем свой ум. Очищаем от того, что нам мешает видеть ситуацию. В чём проблема вообще, если мы берём этот узкий аспект общения с внешним миром? Допустим, берём аспект медицины. Мы приходим к врачу, и у него есть структура понимания, множество знаний, за которыми он не видит человека. Множество знаний, что надо делать то-то, то-то и в таких-то, таких-то случаях. И они не функциональны, потому что они не срабатывают прямо на человека. Например, пациент должен сделать уйму анализов, а анализы, при том, что у человека всё болит, часто показывают, что всё хорошо. И тут врачи начинают ломать голову. Делают, соответственно, неправильные диагнозы и начинают человека залечивать. Это очень долгий путь к выздоровлению. Потому что, пока врач научится его лечить, вот этим методом проб и ошибок, подбирая лекарства, человек, скорей всего, уже умрёт от глубокой старости, так и не вылечившись. В первую очередь, нам надо очистить свой ум и включить сенсорность и иметь какое-то минимальное понимание, что в человеке происходит. Это можно вместить в пределах двух абзацев в учебнике, длинных абзацев, конечно.

Нам надо помнить, что: движение – это жизнь; что функция и форма едины; и что организм человека способен к регенерации. И основное, что в человеке движется – это жидкости. Постоянно движутся жидкости, начиная от межклеточного уровня движения жидкостей, и кончая вот этими большими ритмами движения ликвора, движения крови, лимфы, а потом вот эти все процессы поглощения, выделения. И везде, где у нас есть зажим, застой – начинается стагнация, начинаются воспалительные процессы. И наша задача – запустить движение. Мы это делаем тремя способами, основные способы, они условно разделены. Это структуральная остеопатия, то есть всегда, если есть напряжение, есть нарушение структуры. У большинства людей есть нарушения структуры, которая приводит к перекосу геометрии тела.

Соответственно нарушается определённое движение жидкостей. Если мы устраняем этот перекос, приводим тело к идеальной форме, то функция восстанавливается. То же самое краниальная остеопатия, движение ликвора, которое крайне важно, потому что ликвор обладает таким количеством функций, что нарушение его движения приводит к очень неприятным последствиям. И висцеральная остеопатия, когда мы работаем с ритмами живота. Любой ритм в животе, даже небольшое нарушение какого-нибудь сфинктера, даже незначительное, может создавать через фасциальную ткань, множество напряжений. Допустим, те же самые перекосы в структуре, когда начинает зажиматься шея, зажиматься артерии и нарушение мозгового кровообращения, вегетодистония, множество всяких проблем.

Причём основные нарушения, с которыми ко мне приходят люди, часто находятся на уровне функциональных нарушений, то есть ещё хронических нет. Но все эти зажимы, которые уже влекут нарушение ритмов, они пока ещё находятся в состоянии зажимов соединительной ткани, мышечной ткани, опорно-двигательного аппарата, но нет нарушений функции органа, нет хронического заболевания. При том, что всё находится на уровне невралгических нарушений, болит всё так, что он думает, что он сильно больной и бежит к доктору. Доктора начинают делать анализы и лечить таблетками, а здесь надо просто запустить ритм. В подавляющем большинстве случаев, люди приходят именно с такими нарушениями. Пока ещё ничего не произошло, но это постепенно эти зажимы и стагнации когда накапливаются, перерастают в хронические нарушения, когда надо уже, действительно, лечить в зависимости от того, какие. Но, естественно, не в поликлиниках.

Современная медицина не лечит хронические нарушения, у неё просто нет аппарата, нет даже базы, научной базы для лечения хронических нарушений. Потому что современная медицина фрагментарно рассматривает человека, не как цельный организм, а по кусочкам. Хотя и современная медицина тоже приходит к какой-то лаконичной форме. Мне нравится вот эта последняя идея, когда приходит больной и говорит: «Доктор, у меня болит голова и жопа». Доктор берёт таблетку, ломает пополам: «Эта половинка от жопы, а эта от головы, смотри не перепутай». По крайней мере, на этой стадии уже возникают такие интересные моменты как, кранио-сакральный ритм, который происходит в следствии движения желудочков головного мозга и крестца.