Воскресенье, 7 Сентябрь 2014

Диалоги с мастером. Освободиться от рабства.

LC9hrx2-DW8Марина (жена): я думала, что ты – это про здоровье….

Мастер: Я просто увидел взаимосвязь. Здоровье, оно следствие состояния ума, да. Вот и все.

Марина: Я вообще сейчас обескуражена, честно говоря.

Марина: Мне стало как бы…. я получила посыл. Я была к этому готова. Есть вещи, которые мне отвратительны. У меня партнеры немцы. Они обанкротились, обманулись, надули кучу народа моего, меня нагрели, да, и так далее. И потом мы выплыли, стали, создали новую компанию, стали подниматься с этой компанией, собственно говоря, все это для этого сделала я. Вот все, что они сейчас поимели, это сделала я, 100%. Ну ты же знаешь, да. И сейчас они на нас начинают ставить свои условия. Охерительно вообще возмутительно.

Виктор (муж): Ну тут элементарная ситуация, что они мало того, что обанкротились, теперь хотят быстро отыграться.

Марина: Отыграться, реванш, да.

Виктор: Не учитывая ситуацию, и опять они как партнеры, будем говорить, эти же самые немцы…

Марина: Херовые.

Виктор: Я не раз говорил, они со своим немецким менталитетом считают себя самыми умными и, в общем-то, с одной стороны, как бы пренебрежительно с высока относятся к своим партнерам, хотя у них для этого никаких оснований, потому что, в общем-то, глядя по ним, это человек, который сейчас там в этой компании, хороший, как говорится, исполнитель, но ни в коем случае не руководитель, не способен ни организовывать дела и прочее. И вот с этим приходится сталкиваться. Мы очень много на эту тему тоже говорим. Марину начинает задевать, я тоже с ней разговариваю все время, вот сейчас, может быть, легче, наконец-то. Я ее тоже убеждал: «Вот зачем ты об этом говоришь? Начни просто это все писать».

Марина: У меня столько гнева накопилось.

Виктор: Когда человек излагает на бумаге уже, он это все перекладывает, и перестает в голове у него вот эта мешалка работать. А если она бесконечно работает, то он не изложил, понимаешь, мысль до конца, потому что она одно на другое перескакивает. А только изложил на бумаге, и как бы это – раз – уже себе систематизировал. Вот сейчас она начала как раз это дело делать, да. По крайней мере, уже знать, как поставить с ними разговор, как построить взаимоотношения.

Марина: То есть понимаешь, ты взял людей, которые тебя пустили полностью, ну раз они обанкротились. Ты потерял кучу денег своих, а ты их берешь, потому что они хорошие специалисты, да, а ты берешь благодаря финансам со стороны клиентов и их тут – раз – вот они обанкротились, все у них херово, а ты их берешь так – раз – и из этой пропасти вытаскиваешь и опять поднимаешь на определенную высоту. Они, они не понимают, когда они были вот готовы уже удариться мордой о землю, а ты как канат взял вот так поднял опять, и в этот момент они забыли, что ты это сделал для них, понимаешь. Понимаешь, какая херня получается? Ровно в этот момент они забыли, что ты это сделал. Понимаешь? И начинают тебе диктовать свои условия. Ты думаешь: «А еб твою мать»! Я прошу прощения за низкий слог, но я не могу по-другому это выразить. Понимаешь?

Марина: Вадик распознал это, понимаешь. Я как бы не считала нужным это говорить Вадику даже, потому что я думала о своем здоровье, да, так, что он мне скажет, нормально у меня или ненормально. Я к Вадику очень серьёзно отношусь, но я думала, что это касается здоровья, и я его не собиралась даже напрягать на эту тему, но это реально больная тема, она реально больная, понимаешь.

Оксана: Но это же здоровье и есть.

Марина: Ты понимаешь, да! Оно связано между собой. Но это реально большая проблема, это проблема моя, это проблема всей моей семьи. Нас взяли, мы стали соучредителями этой компании. Я вижу, что компания работает неправильно. Компания, в которой мы имеем вес, работает неправильно, нам это не нравится, и это в последнее время основной лейтмотив всех наших разговоров, мы об этом постоянно каждый день говорим. И с подачи Вити, сейчас поедем в Германию, там по разным другим вопросам еще, но в том числе я собралась с его подачи…. вот на столе лежит письмо на немецком языке, которое я пишу, потому что он мне сказал это сделать, и он правильно сказал, потому что он мне пытается помочь, чтобы я это все озвучила. Я сказала, что я больше не хочу в этой компании работать, не хочу. Я ее закрываю, я ухожу оттуда, хотя я ее и подняла до небес из говна, понимаешь, просто из дерьма полного вот так вот поднимаешь человека, а он как бы даже не замечает, что ты тут сделал, даже не замечает.

Виктор: Вадиму не интересно это слушать. Подробности ему неинтересны.

Марина: Я ему не стала это даже говорить, а он так – раз – и распознал все. Он мне сказал : «Так, у тебя, значит, такая история. Ты освободишься, говорит, если ты освободишься от рабства вот этого». Он мне четко, я вот тут должна освободиться от этого рабства.

Виктор: Марина, понимаешь, он тебе предъявил главное, а подробности — это опять себя пытаться убедить чем-то дополнительно.

Марина: Да не хочу я себя убеждать.

Виктор: Если принял человек решение, то уже ему эти подробности, нюансы не нужны, все. Самое главное – решение, которое ты принял.

Марина: Он мне сказал: «Освободись от этого рабства»

Виктор: Все, правильно. Правильно все. Я тебе тоже об этом говорил: «Освободись от этого рабства», но все удивительно, что он, не зная ничего, просто потрогав твоё тело, сказал об этом.

Марина: Да, он ничего не зная, вот так – раз – сказал: «Освободись от этого рабства». Я вообще фигею. Просто реально офигеваю.