Четверг, 14 Январь 2016

Диалоги с мастером. Однажды, одним одесским вечером….

hBYlx1HkT4gМастер: – …. Потому что приезжаешь в Нью-Йорк, и тебя там начинает штырить. Просыпаешься утром, и как бы ты ни провёл прошлую ночь-день, – тебя с утра прёт. Это энергия города, и она тебя заставляет двигаться. В Екатеринбурге – там, конечно, по-другому, но вот этот момент сродни как в Нью-Йорке.

Владимир: – Но в ЕКБ невозможно отдохнуть абсолютно никаким образом.

Мастер: – ЕКБ – это город не для богемы.

Владимир: – Да, да, да.

Мастер: – Если ты художник, богемный, тебе надо думать, куда валить.

Владимир: – Да, тут самолёт только садится на полосу, а у тебя уже сфинктер сжат, всё.

Мастер: – И, тем не менее, он драйвовый город.

Оксана: – Екатеринбург – это первый город, где у меня вообще ничего не сжалось.

Мастер: – Потому что он драйвовый. Он тебе об этом и говорит – сфинктер сжат, он драйвовый.

Оксана: – Но он и отдыхательный тоже, потому что я расслаблена.

Владимир: – Нет, нет, нет…

Мастер: – Это для тебя, это для тебя, потому что в тебе тот же драйв. Для тебя это естественно, потому что ты сама любишь такое движение. А человек, который приехал с пляжа, его будет раздражать.

Владимир: – Ну, меня, например, это дело раздражало. Это не то, что Джон говорит, что я гондон, потому что мне не нравится Екатеринбург, нет. Просто такая физика. Причём мне очень нравится, что люди там говорят: «Ненавижу это место, но появляюсь в другом месте – сфинктер разжат и ничего не получается».

Мастер: – Так и Нью-Йорке то же самое. Любой ньюйоркец тебе скажет, что ни один город в мире он так не ненавидит, как Нью-Йорк, но ни один город так не любит в мире, как Нью-Йорк.

Мастер: – А ещё там есть свои клубы местные. Местные ресторанчики, где ты завсегдатай. В 4 утра они должны закрываться, но завсегдатаи как делают – договариваются с хозяином: «Мы сидим до 6:00». Почему до 6:00, сейчас объясню. Так вот, после закрытия достаётся колода и начинаем в покер на бабки резаться.

Владимир: – Джон, давай по делу. Ты резался в покер на деньги?

Мастер: – Да, много.

Владимир: – Ну, расскажи об этом, это интересней.

Мастер: – Я блефовал. Я любил блефовать.

Владимир: – Ну, расскажи историю, блин. Мы в Одессе, расскажи.

Мастер: – Я хочу рассказать, а ты начинаешь.

Владимир: – Давай.

Мастер: – Ты пытаешься у меня вытянуть историю, которой не было. Я тебе расскажу историю, которая была.

Владимир: – Давай.

Мастер: – Что бы ни происходило, это всегда играет одна и та же компания. Из года в год, изо дня в день, мы, одни и те же люди, сидим в этом ресторанчике, выпиваем, в принципе, это был ритуал каждого дня. И заметь, все эти люди, которые там сидят, мы сидим до 4:00 утра, то есть у нас у всех работа вечерняя. То есть я вечером начинал работать. Прикол в том, что смотри: мы уже знаем друг друга настолько давно все, все уже прожжённые в общей игре. Это всё было в полугейском районе, то есть половина из них геи. И это происходило, блин, почти каждую ночь. И мы играли не в этот покер, где раздаётся пять карт, а куда более длинная вытянутая цепочка, другой покер. Я уже забыл, кстати, правила, давно не играл. Там идёт такая загрузка карт, – много-много-много, не пять карт. Вот, и прикол в том, что почему это до 6 утра? Кто бы ни выиграл, а выигрывает один человек сотни две долларов, – в 6 часов утра мы уже, на самом деле, дико голодные. Т.к. в этом ресторанчике кухня закрывается в 10 вечера и всё, дальше ты просто пьёшь и потом ещё играешь в карты, ты дико голодный. И в 6 утра мы садимся в такси и едем в такое место, где можно поесть. Знаешь, борща накатить.

Елена: – Борщ в Нью-Йорке?

Мастер: – Да! И чувак, который выиграл всё, естественно, он взял деньги, да. Он всю эту кодлу ведёт и кормит. Выигравший меняется, каждый раз другой ведёт. Обычно, если ты выиграл там 100-150$, то порядка 70 или там 100$ он в кармане уносил, а на остальное всех кормил.

Владимир: – Джон, слушай, а бывало, когда там партии на штуку баксов, что-нибудь такое?

Мастер: – Да нет, все свои играли на интерес, знаешь, на азарт, просто на драйв, понимаешь…

Владимир: – Всё, всё, всё.

Мастер: – Кто кого, понимаешь? Начинаешь блефовать. Это игра для собственного интереса. Деньги здесь не интерес.

Владимир: – Ну как не интерес деньги? Деньги же? Не было бы денег, было бы не интересно.

Мастер: – Понятно, играется на живые деньги, но потом, в итоге, поскольку играют одни и те же люди, и по статистике вы всё равно ушли все в ноль. Ещё мы играли в шахматы.

Владимир: – Да, шахматы в Нью-Йорке – вообще культ.

Оксана: – В общем, Джон везде организовывал какие-то эти…

Влад: – Движушки.

Владимир: – Да, он же внебрачный сын Гурджиева, это уже и так понятно.

Оксана: – Даже «Clash of clans» этот… хорошо отыграли годик.

Мастер: – Ну да, да-да.

Оксана: – Это же была тоже такая движуха, люди из разных стран. И дело не в том, сколько выиграл, а сколько боёв проиграл. Там был движ, разные люди и интересы, и подколы.

Владимир: – Можно очень невнятно неграмотный вопрос именно тебе? В чём отличие таки игры в картах и в шахматах?

Мастер: – В шахматах нужно иметь гораздо больше опыта. Ты должен быть очень experienced, должен быть очень продвинутым, ты должен много-много играть до этого. Потому что в картах ты можешь сыграть на уровне блефа. В шахматах – там блефа нет.

Владимир: – Не прокатит.

Мастер: – Там блефа нет. Там есть другой азарт.

Владимир: – По поводу азарта в шахматах. Ты же можешь вывести из равновесия противника?

Мастер: – Там меньше психологии, больше просчётов.

Владимир: – Ну, послушай, я с тобой не согласен в плане психологии. Объясню, почему. Каспаров, не Карпов мой любимый самый-самый (просто я фанат Карпова), Каспаров как бы то есть говорил, что он проигрывал всегда…

Мастер: – Подожди, я тебе сказал: по сравнению с покером в шахматах больше просчёта. Но я тебе не сказал, что в шахматах нет психологии. Просто психологии больше в покере. Мы недавно смотрели китайский фильм «Бог игроков» — я был потрясён. «Бог игроков», гонконговский фильм, он какого-то там 90 какого-то года, офигенный фильм, да.