Вторник, 2 Декабрь 2014

Диалоги с Мастером. Кунта-йога и остеопатия

cRimjyaG9BAМастер: – Расскажите мне более конкретно, почему именно картинка и почему остеопатия? Почему в остеопатии идет запускание процесса внутреннего движения, как это все складывается?

Профессор: – Потому что образ формирует реальность. Если неправильный образ – остановка движения, соответственно, реальность будет останавливаться, или наоборот.

Мастер: – Ну да, в принципе, да, но это может быть более лаконично сказано, как движение от некорректной формы к идеальной форме.

Профессор: – Да.

Мастер: – От порочной формы, от ну… как это называется еще?

Профессор: – В картинках выверт есть, который меняет.

Мастер: – Да, в каждой картинке есть выверт, который меняет неправильную форму на идеальную форму. То есть, как это, «неправильная форма», как это лучше сказать? Неправильная форма…

Профессор: – Некорректная?

Мастер: – Да нет, еще лучше название есть какое-то.

– Ограниченная?

Мастер: – Да ну все равно, ограниченная понятно, какая-то болезненная форма в идеальную форму. Вот это движение делает картинка с нами, с нашим умом, с нашей энергией, то же самое мы делаем в остеопатии.

Профессор: – Искажение, искаженность, да.

Мастер: – Искажение структуры, а, да: искаженную форму – в идеальную форму. Видите, вот это движение, заложенное в картинках и в тех действиях остеопатии.

Профессор: – Скорее в картинке идеальная форма, а мы тело приводим реально в соответствие с этим…

Мастер: – Нет, в картинке как раз есть еще движение. Мало того, что там идеальная форма заключена, там еще идет движение.

Профессор: – Да, все так.

Мастер: – Таким образом, идет процесс трансформации. Опять же, Оля здесь правильно сказала, процесс трансформации заложен в картинке. Это переход, как говорят в квантовой механике, электрона на другую орбиту.

– Ну смотрите, если в пункт А приходит человек, который там с искажениями, в пункт Б приходит человек уже сбалансированный.

Мастер: – Да.

– Но это же один и тот же человек, просто разные состояния.

Мастер: – Человек другой. Ты не можешь говорить, что один и тот же человек, разные состояния. Это уже другой человек, у него уже другая мотивация, другие поступки, у него уже другая самоидентификация личности. Потому что если мы говорим о человеке, у него есть какая-то самоидентификация личности, которая в данный момент является уже другой, когда он приходит в пункт Б.

– А что делать, когда он уже к идеальному состоянию пришел, не останавливаться же?

Мастер: – Ну, это, наверное, самый нелепый вопрос, который я слышал на этом семинаре. Ты вначале приди к идеальной форме, потом поговорим. «Что? А что дальше делать?» Вот это называется неидеальная форма. Она себя грузит, еще нет ничего, не произошло, это чесаться, пока не чешется. Знаешь, зачешется – почешешься. Знаешь, поговорим, когда у тебя будет идеальная форма. Сразу человек выстраивает конструкцию в голове, которая неживая. Удивительное, конечно, свойство ума нашего.

– Получается, что человек, который приходит в пункт А, приходит с неидеальным, не то, что неидеальным умом, а с конструкцией в башке.

Мастер: – Он выходит из пункта А. Он там сидел в пункте А.

– Сидел?

Мастер: – Да.

– Нет, мне кажется, сидел он вообще где-то в другом месте, потому что когда он приходит в пункт А…

Мастер: – Нет, он сидел в пункте А, потом решил из пункта А перейти в пункт Б. Здесь надо проследить трансформацию перехода в идеальную форму.

– Мастер, я так поняла, что ум, в принципе, составляет «полочки», а вот у вас «полочки» составляются?

Мастер: – Конечно, это свойство ума – составлять «полочки», а природа ума – их не составлять, потому что природа ума пустотна, а ум все время – это же как обезьяна пляшущая, она постоянно хочет за что-то зацепиться, схватиться, потому что ей кажется, что если она сейчас не зацепится, не схватится, то она погибнет. Поэтому змеи питаются обезьянами: те постоянно мечутся, – легкая добыча для мудрой змеи. Потому что мудрая змея делает так, чтобы обезьяна прискакала сама, ей не надо за ней бегать, она не умеет бегать. Прыгающий ум очень подвержен гипнотическому внушению. Обезьяны же, они как этот ум, который цепляется за формы, за образы, за какую-то херню постоянно. Это как гипнотически активный ум, суггестивно активный то есть. Поэтому этот Каа выходит и тут же гипнотизирует, и у них весь мир, который был такой прыгающий, стал такой вот суггестивно активный, и они уже легкая добыча.