Понедельник, 25 Март 2019

Большой диалог о Тоше

Страница живописи Тоши. Там же собраны диалоги с людьми, которые его знали.

Этот диалог будет понятен тем, кто знает о том, кто такие Тоша и Джон, что есть кунта-йога, кто читал Дису и другие тексты Тоши. В тексте много иносказательного, метафор. Не принимайте всё за чистую монету, например «придётся умереть» — это про смерть эго и так далее. Пожалуйста, если вы не знакомы с указанным выше, а по-хорошему, не были на семинарах и не знакомы с Джоном лично, то возможно вам лучше не читать дальше. Спасибо за понимание =)

Предыстория один предложением: Кунто-йогина (Аня) развелась и переехала жить в дом на Рылеева 2, где раньше жил Тоша.

Джон: — Аня, ты сюда переехала и хочешь жить в этом прекрасном Тошином месте с сумасшедшей энергией, при помощи которой он вошёл на Голгофу? С этого места началось его распятие, и сюда пути непростые. Если ты сюда пришла просто для удовольствия, то его здесь не будет никогда. Это особое место, для избранных. Если ты не избранная — можешь забыть, тебе здесь не место. Тоша себя отдал на распятие, исполнил роль Иисуса. Ты готова исполнить роль Иисуса? Или что? Что у тебя происходит? В Тоше был космос, он жил как космос, и он не понимал, почему люди с ним так плохо поступают. А ты где? Где твой космос? Сидишь возле батареи и что-то ищешь в своей жизни? Говно всякое? Или что? Тараканов? Я бы хотел быть как Тоша. Но к великому сожалению, не могу быть таким космосом, как он. Чтобы быть как Тоша, надо иметь полную жизненную трагедию. Помнишь, Беляев говорил, да? Его жизнь была полная трагедия, у него не было ни одного светлого момента в жизни. Космос здесь, в мире людей. Он был настолько космический, ты даже не представляешь. Когда я смотрел на небосвод, все звёзды этого мира – это была его энергия. Тошу же не иконизировали ни в одной религии, он даже не святой. Но я тебя уверяю, что единственный образ, когда я смотрел на звёзды, это был Тоша. А в этой жизни он был полностью пропащий человек, потому что ни разу не пошел ни на один компромисс. Ему не нужны были блага, ему были нужны только звёзды. Сумасшедший человек. Махавира, Иисус, Будда, Тоша – это для меня все звенья одной цепи. Если ты собираешься жить на этом святом месте – извините, у тебя будут большие неприятности.
У Тоши в этом мире были только неприятности и звёзды. «Тот, кто познал мир — нашел труп, и тот, кто нашел труп — мир недостоин его». И мир в конце концов его убил. А мы-то, конечно, все ещё крутимся, но Тоша был вне этого. Ты сюда переехала, чтобы так же пройти, да? Так и будь готова тогда. Понятно? Но ты даже не готова просто жить самостоятельно, даже с кайфушками этого мира. Что не так? Тоша – это человек отречения, не потому что он от чего-то отрёкся, ему не было от чего отрекаться. Он себя не лишал. Он жил со звёздами вместе в созвучии. Это была Тошина жизнь. Но, это полное западло, потому что нам, чтобы чего-то достичь, надо от чего-то отречься.
Он отдал свою жизнь. Он просто сдох в 30 лет, чтобы мы о чём-то прозрели. Его убили. Технически – его не расстреляли, но то количество яда, которое вкололи в него в дурке – человек после этого долго не живёт, даже при его сумасшедшем здоровье. Как-то Тоша читал священное писание: «Да минует меня чаша сия», он сказал: – «тусанулся Иисус». Так и сказал. Он и сам тусанулся: «Хочу пройти этот путь по мягкой траве», – не получилось. Это та же тема.
И что, ты сюда пришла повторить путь Тоши? Или что у тебя в голове? К детям своим хочешь? Так и иди к ним, к детям, но они же тебе не нужны. Хотела бы быть с детьми – была бы с ними. Ты хотела свободы? В моей реальности свободы хотел только Тоша. Ни один другой человек в мире свободы не хотел, не хочет и никогда не будет хотеть. Ему нет аналогов, все мы хотим быть к чему-то подвязаны, быть рабами чего-то. Но ты – худшая из этого. Ты хочешь быть рабом всего, но, тем не менее, хочешь быть с Тошей. Все как-то: чуть-чуть свободы, потом чуть-чуть раб, чуть-чуть свободы. А ты просто полностью раб, но при этом хочешь быть свободной.
Хочешь быть с дочками, с мужем – будь с ними, но будь свободна. Свобода – это состояние души, а не состояние какого-то говна в твоём теле или уме. О чём думаешь? Будешь сиять, как алмаз, в мире, в небе, быть подобной звёздам? Или что? Потому что, если ты сюда пришла, и думаешь, что тебе свобода главное, это ты должна сиять, как алмаз, но не думать о детях или не о детях, ни о чём угодно не думать, просто отсутствие мыслей полное. Потому что сумасшедшая энергия, которая была в Тоше, извини меня, она подбрасывала людей, которые присутствовали рядом с ним. Ты сидишь около батареи – и что? Что тебе? Где твоё стремление в неизведанное? Где твоя сумасшедшая энергия в космос? Да ты позорище. Как можно, придя в святое место, скучать за постылым?
Помню Тоша нарисовал инь-ян на стене и сидел двое суток, пока его не торкнуло. Это был не человек, а человек-слон. Человек-слон всегда идёт своими путями. Тоша при всей удивительной тонкости был человеком-слоном, у него поступь была слона. Слоны ничего не боятся в этом мире. И что ты, издеваться переехала сюда над Тошей? Ты весь этот спектакль устроила для чего? Хочешь быть Тошей – будь им. Даже Профессор не может быть им, разве что в том качестве, в котором он есть, оставаясь Профессором. А ты пытаешься влезть в путь там, где тебя не должно быть ни при каких обстоятельствах. И зачем ты это делаешь – одному богу известно. Если нужно будет, тебя всегда позовут, но будь готова к этому.
Аня, когда закончится это ерунда, эти слёзы? Согласен, ты прекрасна, но, в итоге, ты принцесса. Что ты хочешь? Чтобы тебя какой-то принц подобрал вот такую, как ты есть? Или что? Или как? Быстро говори. Ждать уже смысла нет. Хочешь выстоять, тогда тебе придётся пройти в полной мере, поверь мне. Но по крайней мере, это не будет путь Тоши, чтобы ещё и умереть. Тоша умер физически, чтобы мы пользовались этим счастьем. Аня, мне становится скучно, я не люблю жевать чужие сопли. Я и свои не сильно люблю жевать, а чужие тем более. Быстро говори, что хочешь? Взбодриться и делать своему миру счастье?
Аня: — Да.
Джон: — Так делай. Значит, ты должна иметь сумасшедшую энергию, космическую. Тоша был сумасшедше пылающим космическим. Я никогда не видел людей, красивее Тоши. Понятное дело, что Намкай Норбу, Тензин Вангъял Ринпоче, да, но красивее Тоши, может быть, только Иисус был. Беляев, а он видел многих Ринпоче, остаётся учеником Тоши. Никого нет красивее Тоши. Самое красивое создание в этом мире, но это его природа. Это не несчастное создание, которое страдает, потому что она – не Тоша. Конечно, она хочет быть Тошей, но чтобы быть Тошей, надо им родиться. Но чтобы родиться Тошей, надо ещё потом умереть Тошей. Если ты хочешь жить Тошей – жить тебе недолго.
У Тоши жизнь недолгая была, 30 лет – и всё. Здесь только падающие звёзды живут. Он же сюда упал, не жил здесь. Он умудрился прожить 30 лет в таком говне, какая должна быть сила сознания и качество физиологии.
Кемель: — Да, у этих всех ребят, буддистов, у них же традиция – они шли по традиции, в проторенных коридорах.
Джон: — И то, их почти всех поубивали эти китайцы. Тут тоже самое – убил совок.
Аня, Тоша принёс неимоверное звучание в этот мир своей кунта-йогой. Звон звёзд. Но вы даже не можете позитива пути звёзд воспринять, а Тоша прошёл по негативу. Он был бескомпромиссный человек: или звезда, или ничто. Вот я, наоборот, иду по позитиву. А ты даже не можешь по позитиву пройти. Что ты хочешь? Как так можно делать? Как так можно издеваться над всем происходящим? Как можно своё эго вталкивать там, где его и близко не должно быть? Аня, хочешь быть ничтожеством – будь им, но не надо это мусолить, распространять своё ничтожество на всё остальное.
Я тебя не обвиняю, я не говорю, что это неправильно. Просто у Тоши была определённая карма. Он родился из звезды Альтаира. Никто не родился из Альтаира, как Тоша. Ты просто иди простым путём домохозяйки, никому не морочь голову. Делай свои дела. Всё просто. Хорошо? Ты – не Тоша. Тоша, он звёздный человек, он никогда здесь вообще не был. Он вообще не понял, что здесь происходит. Это человек-звезда. Их всего четыре-три на всю нашу обозримую вселенную, может быть, пять, но вряд ли. Мы знаем про Будду, про Иисуса, но они были две с половиной тысячи лет назад. Намкай Норбу Ринпоче и Тендзин Вангъял – они все люди традиции. Тоша возродил супер-традицию – кунта-йогу, поэтому он невероятно великий. Никогда в своей жизни никого не встречу красивее, чем Тоша. Тебе придётся забыть, чтобы быть Тошей. Вся его жизнь была в том, что он готов к смерти. В этом его сумасшедшая красота. Он своё эго убил стремлением к смерти, к неизведанному. Он был «прыжок в неизвестное». Это человек, который прыгнул со скалы без парашюта. Он убил своё эго своей жизнью. Ты способна на это, прислонившись к этой долбанной батарее, или нет? Извини, или что? Ты хочешь быть Тошей? Ты просто хочешь быть несчастной Аней, которую все бросили. Он не просто прыгнул. Он прыгнул из никуда в никуда, но он был рождён для этого, он человек космоса, человек звёзд. И это был не подвиг, это была его природа, он не мог сделать по-другому. Вся его жизнь была полная трагедия, он был несчастным человеком. Как и у Иисуса жизнь – полная трагедия. Ни одного счастливого момента в жизни нет, ничего.
Кемель: — Внешне счастливых моментов не было? Внутри он был счастлив?
Джон: — Он был звездой. Когда ты звезда, ты не можешь в этом мире обрести никакого счастья. Как может быть счастлива звезда, находящаяся в говне?
Кемель: — Находясь в своём космосе, он не был счастлив? Он же переживал свою красоту или нет?
Джон: — Единственное он переживал – свою красоту. Оставаясь здесь, он не выходил из космоса. Весь этот мир для него был труп. И про него, про такого человека, Иисус и говорил: «Тот, кто познал мир – нашел труп, и тот, кто нашел труп – мир недостоин его». Это был Тоша.
Кемель: — А ничего же нет, кроме внутреннего этого свечения. Или ты переживаешь красоту, или картинки, нарисованные стёклышки и говно. Третьего нет. Так или не так?
Джон: — Спорный вопрос.
Кемель: — Ну ты же уже в этом живёшь.
Джон: — Я думаю, что в Тошином вопросе у него не было достойной Шакти. А у меня есть, поэтому я переживаю здесь красоту.
Кемель: — Мы говорили вчера про то, что можно остаться в бархатной пустоте.
Джон: — Но вряд ли это принесёт тебе полное удовлетворение.
Кемель: — Встреча с тобой, с собой и вот эта бархатная пустота – это то, когда я испытываю полноту бытия и счастья, наверное, счастье присутствия.
Джон: — Надо выходить на другой уровень, уровень Тоши – звенящая пустота и полная жертвенность. Это будет следующий самый сложный этап. Придётся пройти путём Тоши – стать звездой. Но это будет тернистый путь, ты же понимаешь.
Кемель: — Ну а что, были не тернистые?
Джон: — Ну вот же, Анна, хочет не тернистым пройти, хочет на двух стульях усидеть. Первый кандидат на не тернистый путь.
Кемель: — Тернии, они всё равно удовлетворяют, потому что с каждой из них освобождаешься от куска…
Джон: — Потому что ты спортсмен, в тебе существует особая энергия, и понятно, что тебя выносит туда-сюда, но мы с тобой можем говорить на одном языке, хотя иногда ты куда-то там проваливаешься, ничего страшного, все проваливаются туда-сюда.
Кемель: — Я ещё провалюсь не раз. Слушай, мне надо познать все эти тексты, чтобы с транскрипцией с твоей, потому что я всё равно до них не догоняю в полной мере.
Джон: — Потому что ты никогда не встречался с Тошей. Если бы ты с ним хоть раз провёл полчаса за чашкой чая, ты был бы как Беляев или как я. Как я жалею, что вы никогда не видели Тошу. В моменты своей злости, отчаяния я могу войти в состояние Тоши, что полный космос. Тоша был космосом всегда. Всё изменялось в его присутствии. Он не делал никаких практик, он не делал ничего. Это мы практики делаем. Он был практикой сам в себе. Люди заходили в его поле и у них всё менялось. Беляев, тоскует по Тоше, как и я.
Аня, ты хочешь притянуться к традиции, но не понимаешь, что это такое? Ты не понимаешь, что такое традиция, что такое путь следования. Если ты присоединяешься к чему-то великому, ты должна расстаться с чем-то малым. А ты хочешь туда с этим багажом всем войти. Не получится, кисонька-ласонька-пусинька-бусинька-мусинька-пурусинька, нет такого. Не потому, что я тебя в чём-то обвиняю.
Такие звёзды как Тоша, падают сюда только под задачу. Тоша, когда ему было лет 20, так и говорил: «Я десант». Быть звездой – полное отречение, умереть нужно.
Тоша был такой звездой, он не был готов ничего порвать, он не был злой. Он хотел показать, что есть звёзды в этом мире. У Тоши была печаль, страдание, он был поэзией, красотой, но в жизни никогда не был злым. А у меня этого нет. Я злой и злюсь при этом с удовольствием.
Аня, что там ты всё рыдаешь? Она же не понимает, что мы её никогда не покинем, даже если она будет такой присоской. Если ты предана Тоше, мы тебя не покинем. Ты сюда пришла, но ты мощь Тоши не потянешь. Извини. Тоша источал такую энергию космоса, universe, что он смог стянуть себе супер-мощь звёзд сюда. Это место звенело невероятным образом. Он сделал чёрную дыру здесь, которую раскручивал. Сейчас Аня хочет так раскрутить. Могу себе представить, как она будет это делать. Тоше не надо было куда-то приходить, чтобы это делать.
При том, что Тоша никогда ничем не занимался, кроме того, что сидел и медитировал, он был очень ловким физически. Я видел, как он вырубил кучу людей за то, что они хотели его побить. У него не было проблем с количеством противников.
— «Подраться?».
— «Да»
— «Хорошо, будет драка»
Он ногой с прыжка бил в голову человека. Я не знаю, как он это делал, при том, что никогда ничем не занимался, никакими единоборствами, но он был сумасшедший в драке. Я как-то с ним пошёл в спарринг, знаешь, что он сделал? Самое страшное, что я могу себе представить, а ты себе не можешь представить. Он мне стал ломать ключицы.
Ну что, Аня, тебе нужны дети? Тоше никогда не были нужны дети. Ему были нужны только звёзды. Таких людей как Тоша, единицы не просто в столетие, а в тысячелетие. Ты всё равно не потянешь, дуй обратно. Ты не тянешь, ты тусклая. Ты тусклая и пахнешь не так. Вали обратно в человеческий мир. На звёздный мир в ближайшие 200-300 лет заявку не принимаем. За 500 не говорим, но 200-300 лет даже не подавай заявку. Не прошла по конкурсу. Обратно, сдаём тебя обратно. Ты страдаешь, будучи свободной – это значит, Будда в тебе никогда не появится. Или что? Или, если ты уже стала на этот путь, то давай рой, а мы тебе будем помогать. Нескончаемо будут пинки под зад, ничего страшного, тем более, что в тебе есть крепость и могущество, которые вдруг вырастают в твой ход, в сильное и необратимое действие, вырастают в невероятную красоту. Она создаст в этом мире благодатное действие и мы должны это поддерживать. Надо понимать, что она уже кристализуется, она сюда выехала, из-за кристаллизации. Болезненно, сложно, но это только начало. Мы тебя будем поддерживать.


Поделиться:
Вступить в группу "Кунта-Йога":